Авторская песня (история и современность)

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2013 » Ноябрь » 30 » О современных «бардах» и «менестрелях».
18:59
О современных «бардах» и «менестрелях».

О чем начала разговор га­зета? — О том, что моло­дежь, собираясь по вече­рам, увлеченно поет, дек­ламирует, перенимает друг у друга, переписывает с магнито­фона на магнитофон...

   О том. Что, как правило, не рассматривается на редакционных советах, не обсуждается ни в спе­циальной, ни в широкой печати...

   О десятках, сотнях и тыся­чах песен, баллад, стихов, напе­ваемых под гитару, возникающих и распространяющихся как бы стихийно, «в порядке самодея­тельности». О разновидности со­временного фольклора, как опре­делил это явление Ю. Андреев. Его статья в январском номере журнала «Октябрь», пожалуй, впервые поднимает серьезный разговор о творчестве нынешних «бардов», менестрелей, ашугов, акынов, миннезингеров, трубаду­ров, труверов или как там их на­зывают...

Одна статья не могла, да и ие ставила целью раскрыть жанровые и стилистические тенденции, обрисовать творческий Облик раз­ных авторов-исполнителей, опре­делить объем проблемы. Но. Без этого мы не сумеем выработать критерии, чтобы судить об этой области   художественного творчества. А разобраться, выра­ботать их пора. Вот почему, ду­мается мне, нужен широкий раз­говор.

DO ВСЕЙ МАССЕ самодеятельных песен особен­но четко выделяется группа студенческих, геологических и туристских. Зарождаются они обычно в дружной тесноте общежитий, в дальних экс­педициях, альпинистских похо­дах и разлетаются затем по всей стране вместе со своими непо­седливыми, беспокойными созда­телями. Первые советские песни этого типа восходят к середине тридцатых годов. До сих пор ве­тер дальних странствий раздува­ет паруса «Бригантины» П. Кога­на на мелодию Г. Лепского; мно­гие помнят популярные в свое время песни Е. Аграновича, С. Наровчатова, Я. Сашина... Этот жанр и сейчас продолжает непрерывно обогащаться новым музыкально-поэтическим материа­лом.

Но, нисколько не умаляя важ­ности исследований этих песен, мне хочется поговорить о дру­гом, сравнительно новом направ­лении, более сложно переживающем период своего становления.

Почему молодежь так жадно «впилась», например, в некоторые песни Булата Окуджавы?

Вероятно, он пленил органичным сплавом задушевной лиричности, интимной откровенности,

лаконизмом и суровостью описа­ния человеческих конфликтов и переживаний.

Герои его лучших песен — это мальчики, повзрослевшие до норы в лето 41-го года, прошед­шие войну с оружием в руках и отвагой в сердце и вернувшиеся домой — в арбатские переулки,

на Волхонку и на Смоленскую площадь с глубоко затаенной, почти детски наивной мечтой о той юности, которая осталась не устраненной по весне... В его удачных песнях — раздумья о цели и смысле жизни, призывы держать открытой дверь и свое сердце, не быть каждому «са­мим по себе». Правда, на мой взгляд, есть у него песни и сла­бые, а в иных, мне кажется, ему даже изменяет вкус...

Ныне Булат Окуджава, «зачи­натель» и «патриарх», уже не яв­ляется безоговорочным чемпио­ном на ристалище магнитофонных бардов и, насколько мне извест­но, почти совсем отошел от непо­средственного исполнения своих произведений.

Прослушивая теперь его запи­си, довольно легко отделяешь то временное, малосамостоятель­ное, подчас обидно-мелкое от пе­сен, которые" не только не поста­рели за минувшие пять-шесть лет, но, очистившись от налета сенсационной популярности, при­обрели какое то новое очарова­ние хорошо знакомой книги, ко­торую приятно время от времени взять с полки и открыть наудачу.

От Окуджавы интерес переме­стился к песенкам-сказкам Но­веллы Матвеевой. При сходстве внешних аксессуаров какое глу­бокое различие в видении мира, в образном строе, в лексике, в музыкальных интонациях... Мат­веева — сказочница, и в лучших своих произведениях она создает особый мир, населенный множе­ством причудливых созданий. В нем действует множество вещей, подчас. могут рассказать о чем-то таком, чего люди, спешащие мимо, просто не замечают... Матвеева чутка к тихому, еле слышному в городском шуме голосу природы: ее зовет и ведет за собой стебе­лек щавеля, деревья поджидают ее гурьбой у дороги, сухие кусты в пустыне шлют ей свой привет...

Окуджава и Матвеева — про­фессиональные поэты. Но, поми­мо них. мы знаем поэтов — компо­зиторов и исполнителей, относи­мых к рубрике «самодеятельных» или «фольклорных» песенников. Главным образом потому, что каждый из них имеет какую-то иную профессию.

ПОЧЕМУ так мало внимания уделяет им «официаль­ная» критика? Почему даже не­посредственно заинтересованный любитель поэзии и музыки должен прилагать громадные усилия для того, чтобы по­лучить необходимую информа­цию о точном тексте, мелодии, названии и дате собранных им песен? Происходят самые курь­езные случаи, когда оспаривает­ся авторство тех или иных про­изведений. Казусы эти интерес­ны не сами по себе, но как пока­затель сложной и запутанной, а подчас буквально фантастиче­ской   судьбы некоторых   песен.

Здесь открывается поле для любопытных филологических, лингвистических, музыковедчес­ких исследований.

Анонимные, нигде не опубли­кованные произведения не защи­щены от любых случайных и про­извольных искажений слов и ме­лодии — «эталона» для их про­верки просто не существует. Бы­вают, однако, и такие счастливые случаи: первоначальный автор­ский текст вполне органично дополняется и расширяется после­дующим коллективным творчест­вом. Вот один пример: в 1947 го­ду Михаил Львовский написал для   дипломного   спектакля студентов ГИТИСа «Верные друзья» коротенькую — в две стро­фы с двумя припевами — песен­ку под названием «Глобус» на мелодию Михаила Светлова. Лет семь спустя эта песня — уже с добавлениями — была приведена в одной статье как типично «сту­денческая». К настоящему време­ни насчитывается до 43(!) строф,

«досочиненных» к основному тексту «Глобуса» самыми разными
исполнителями. Известны варианты «Глобуса» физиков. химиков, туристов...          .  ,

Мы говорили до сих пор о луч­ших образцах самодеятельных и полупрофессиональных песен (о скольких сказать не удалось просто по недостатку места!). Тем решительнее должны мы подверг­нуть критике ту часть самодея­тельных авторов и исполнителей, которые идут по наиболее легко­му и протоптанному пути сомни­тельной однодневной популярно­сти, купленной ценой дешевого фрондерства. Я имею в виду совершенно определенный тип пе­сен, большинство из них стилизо­вано под уголовный фольклор и по-своему продолжает традиции предреволюционной мелкобуржу­азной и нэпманской эстрады. Не­стерпимо слушать, как произве­дения такого сорта не без кокет­ства распеваются в уютных мос­ковских квартирах... Мне никак не удается отделаться от ощуще­ния какого-то неимоверного сно­бизма и вместе с тем (что, впрочем, естественно) эмоциональной пустоты некоторых «второе, с ма­ниакальной настойчивостью нани­зывающих цепи поразительно од­нообразных приключений своих «домушников». «форточников», «медвежатников», «подзалетающих», «рвущих когти» и произ­водящих ряд других, столь же элегантных действий.

Персонажи таких песен по­стоянно страдают от тяжелого похмелья, с готовностью отожде­ствляют себя с воробьями, пры­гающими по навозным кучам, или находят утешение в интим­ной дружбе с клопами...

Проще всего отделаться здесь брезгливой гримасой: ну, встре­чаются еще грязные пошляки, любители «перчика» и «клубнич­ки», — давайте заклеймим их пренебрежением и презрением. Но будем откровенны: покуда мы ведем теоретический спор о ме­тодах и путях массового эстети­ческого воспитания нашей моло­дежи, какая-то ее часть под влиянием подобных песен не только теряет точность крите­риев В оценке явлений искус­стве, но. и усваивает искаженное представление о явлениях дейст­вительности. Ведь такое «твор­чество» наносит вред, реальный и ощутимый, именно нашему мо­лодому поколению.

 

Как очистить песенную са­модеятельность от низко­пробных поделок, оскорбляющих само слово «фольклор», что, как известно, означает «народная мудрость»?

Ни гневные окрики, ни нрав­ственные увещевания не в силах существенно изменить положе­ние. Единственный выход, на мой взгляд, это сделать по возможно­сти более доступным лучшее из того, что уже зарекомендовало себя. Я не призываю немедленно издать массовым тиражом сбор­ники лучших песен и не хочу, чтобы произведения эти тотчас зазвучали бы по радио в испол­нении народных хоров, эстрад­ных оркестров, вокальных квар­тетов и инструментальных трио.

Я думаю, что случись так, эти песни тут же утратили бы свой колорит, потому что они требуют своей собственной атмосферы, особенной формы подачи. Пожа­луй, телевидение — наиболее подходящий путь популяризации этих песен. Очень полезны были бы конкурсы лучших авторов-исполнителей или композиторов-вокалистов, создающих музыку на тексты уже известных стихов. Может быть, стоит подумать и о состязаниях импровизаторов настоящие барды и ашуги счи­тали это наиболее серьезной про­веркой таланта, мастерства и ума артиста... Пора поднять и вопрос о выпуске пластинок и магнито­фонных лент с записью лучших произведений   поэтов-песенников.

Впрочем, трудно давать какие-то определенные советы о разви­тии дела. еще не только не изу­ченного в своих особенностях, но даже ее очерченного в его истин­ных размерах. Предлагаемые здесь меры — тот минимум, ко­торый необходим для начала ра­боты в этой области.

 

Л. Переверзев,  Литературная газета, №46 (4942), 15 апреля 1965

Просмотров: 752 | Добавил: apksp | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Поиск

Календарь

«  Ноябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Архив записей

Я в жж