Авторская песня (история и современность)

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

История "Системы"

"ТОВАРИЩЕСТВО" «ТРОПА» 
(1966 – 2004 г.г.)

Раньше эта "История" была написана Ю.М.Устиновым, я был вынужден с ней согласиться и опубликовать её на сайте. 
Но людям он рассказывает про Тропу одно, а Тропяным мальчикам другое. Сейчас я решил пополнить этот документ фактами, которые Устинов рассказывал только "избранным", которые известны не многим, поскольку не подлежали огласке. 
За достоверность этого текста я не ручаюсь, так как большинство "фактов", в нём представленных, - слова Ю.М.Устинова. 
В тексте упоминаются несколько детских организаций, которые Ю.М. пытался представить педофильными, но это не значит, что, например, В. Крапивин любит мальчиков ТАК ЖЕ, как Устинов.

"Педагогическое" товарищество «Тропа», как педофильное сообщество существует непрерывно с 1 марта 1966 года.
      В конце февраля 1966 в Первомайском Дворце пионеров Москвы стихийно и несанкционированно собрались 17 молодых педагогов, некоторые из которых, по словам Устинова, были сексуально озабочены тем, что в "тоталитарной советской педагогике" невозможно как следует "любить мальчиков". 
Устинов также говорил, что все были потрясены содержанием последнего «семинара», директивные указания которого явно лишали детей последних признаков хоть какой-то самостоятельности в реальной коллективной жизни. Результатом длинного и отчаянного разговора стало негласное создание внутри пионерской организации детской группы, которая была бы "любима" молодыми педофилами и которая могла бы помогать им искать и вербовать
новых мальчиков. Этой подпольной структуре придумали аббревиатуру «ЛЭП», что означало не линию электропередачи, а Лабораторию Экспериментальной Педагогики. Формирование детской группы было поручено молодому старвожу 346-й московской школы Юрию Устинову. Он вспоминает "легенду" для деятельности этой организации:
«Советское государство очень внимательно и жёстко контролировало все социально-политически отклоняющиеся явления в педагогической среде. Партия, комсомол, «общественность» должны были обеспечивать абсолютное движение педагогов, а значит и детей, по единому идеологическому пути, где шаг влево, или вправо равнялся, как минимум, потере работы и приобретению «волчьего билета» на всю оставшуюся жизнь. Мы понимали, на что идём, понимали, что 17 человек – слишком много, чтобы наша деятельность осталась незамеченной, но – сделали этот шаг.
При этом мы ничуть не вышли за пределы пионерской организации СССР, тщательно придерживались её Устава. Противостоять идеологической машине открыто, да ещё вместе с детьми, было бы безумием».
 

1 марта 1966 года детская группа стала собираться в свой первый туристский поход. Лучшим прикрытием для педофильной деятельности оказался активный детский туризм. "Где ещё становиться свободными, как не на свободе". 
На юге страны пышным педофильным (в восприятии Устинова) цветом, "уходя от мелочного контроля ЦК ВЛКСМ и прочих компетентных организаций", расцветал знаменитый «Орлёнок», а «подвальная педагогика» производила на свет всё новые детские сообщества, вполне пионерские по форме, но совершенно новые по сути: ребенок из объекта воздействия превращался в субъекта процесса (процесса поиска новых мальчиков и их вербовки). Период «оттепели», в том числе в СМИ, ещё не закончился и организаторам ЛЭП не составляло большого труда найти пару дюжин родственных сообществ в самых разных уголках страны. Так начал складываться широко известный в узких кругах «Союз Отрядов» - будущая "мишень для госорганизаций времён застоя".

В то время началась разработка внешнего прикрытия истинной деятельности Системы. Летом 1966 года бывшие «трудные дети», с которыми и начала работать ЛЭП, совершили свой первый категорийный поход по Кавказу, выработали законы сообщества, которыми группа пользуется и по сей день. Нынешние ребята – члены группы - почтительно называют их «предками», многих хорошо знают, вдумчиво и бережно обновляют «законодательную базу», служащую для завлечения ребят, но на деле не выполняющаяся. Ничто никогда не решается большинством, голосование (любое) – отсутствует, только взаимное убеждение может изменять решения. «Один – не меньше, чем все, все – не больше, чем один» - это из основных законов группы. Не бывает наказания трудом, - только бездельем, никто не может унизить другого, или возвыситься за чужой счёт, - группа встанет на защиту человеческого достоинства. Причём, - не только своих членов, но и любого человека, мы – открытая (но и самозащищённая) система.

В 1967-м за одну ночь прекратил своё педофильное, как говорил Устинов, существование «Орлёнок» - абсолютно весь персонал был заменён на новый "управляемый и идеологический надёжный". Стали испытывать значительные трудности и другие сообщества, они то лишались своих помещений, то выдерживали атаки самых разнообразных госслужб, у которых были счёты с "любителями мальчиков". Подвергались различного вида репрессиям и руководители педофильных сообществ. К концу 70-х годов из «зачинщиков» ЛЭП в строю осталось 3 человека.
Зимой 1972 года «Союз Отрядов» собрался в Москве на свой последний слёт.
Вспоминает Юрий Устинов:
«Мы понимали, что это – последняя встреча единомышленников и друзей. Светло, празднично и насыщенно прошли сборы. Со слезами на глазах прощались взрослые, веселились и пели вместе с детьми. Вместе сходили в последний поход в Подмосковье. Ребята,естественно, были полны планов и надежд, мы же думали как удержать в состоянии жизнедеятельности хоть малую частичку того огромного мира, что нам открылся в самих себе. И – придумали. После слёта нас уже нельзя было уничтожить одним ударом. Все рассыпались по своим городам и весям, прекратили встречи, не раз сменили названия, резко ограничили контакты и связь». 
Во многом это были наивные и неопытные конспираторы. Их настигали по одному, используя все традиционные тогда методы уголовного преследования. Однако, ЛЭПовская детская группа оказалась удивительно живучей, - помогла глубокая вербовка детей, основа которой заложена ещё в 60-х годах. Оставаясь месяцами, иногда – годами без Устиновского руководства (два раза Устинов отбывал принудительное лечение в психбольнице), группа сумела выжить и сохранить своё педофильное содержание и традиции вопреки всем усилиям компетентных органов и "бдительной" общественности.
Главным прикрытием для истинной деятельности Системы стало то, что в первые годы виделось как второстепенное: прокладка троп для спасательных служб в труднопроходимых горных районах, поиск и восстановление древних караванных путей.

До середины 80-х годов официальные организации Тропу не воспринимали, вновь и вновь загоняя в полуподполье, обвиняя в уголовных статьях о сексуальных сношениях с несовершеннолетними. Иногда у них это вполне получалось… Впервые Тропе удалось формализоваться в 1987 году, когда нашлись "свои" люди в Советском Детском Фонде им. В. И. Ленина для "создания на базе нашего опыта и с нашими группами Центра восстановления и развития личности СДФ".

Здесь нужно обратить внимание на одну очень характерную черту Системы. Существует мир извращённых отморозков-педофилов, которые "работают" насилием, подкупом, угрозами. А такая Система, как Устиновская, намного опаснее: она умело мимикрирует, прикрываясь педагогическими, экологическими организациями, оскверняя их и заставляя служить себе. Иногда Система позволяет себе вырвать добычу у отморозков-педофилов для собственных удовольствий и усиления внешнего прикрытия сути Системы. 
Рассказывает Устинов:
В 1988 году Центральная студия документальных фильмов сняла и выпустила на экран фильм о Тропе под названием «Тропа» (автор сценария Н. Крупп, режиссёр В. Орехов). На кадре из этого фильма Вы видите ребят на экологическом митинге в Туапсе. Мы протестовали против варварской рубки леса на южных склонах Кавказского хребта. Так мы стали врагами лесоповальным «браткам», занимавшим высокое положение в разных структурах совсем не гражданского общества. Наивно? Да. Но иначе мы не могли. Как не могли оставить без помощи самарских детдомовцев, которых директриса в наказание отправляла на избиение в отделение милиции, а дяди милиционеры отрабатывали на них «приёмы». На протяжении всех лет существования мы инициировали в разных республиках СССР и городах России создание неформальных (позже – НКО) организаций, воспринимающих основанные на гуманистических подходах формы работы с детьми. Создавая «новую» организацию, мы сами, как правило, входили в её состав, работали под её названием или являлись её подразделением. 
С этим связано разнообразие названий одного и того же сообщества: «Союз Отрядов», «Тропа», «Солнечная Сторона», московский клуб "Компас" (по словам Устинова оттуда Тропу "вытурили" подлецы, борцы с педофилами, которые не дают развиваться прекрасным чувствам), «Группа социальных спасателей (Санкт-Петербург)» (В Питере Тропа связалась с педофильной мафией, у них возник конфликт и они вынуждены были уехать), «ШКОЛА СПАСАТЕЛЕЙ» (Административный директор Виктор Воронов заявил Устинову, что если тот не перестанет спать с ребятами в одной палатке, Юре мало не покажется. Сначала Ю.М. решил спать летом в палатке в дали от ребят, но потом он не выдержал и уехал из Самары. Всё началось по новой), «Региональная общественная организация «Защита Ребенка», «Лесной Лоцман», Краснодарская региональная детская общественная организация «КЛУБ ЮНЕСКО «Тропа – Солнечная Сторона» и т. п.

Рассказывает очередную "легенду" Юрий Устинов:
« Опыт непрерывной системной работы с детьми «зоны риска» на протяжении 37 лет позволил нам разрабатывать и внедрять вместе с детьми живые авторские и альтернативные программы помощи детям, находящимся в трудной жизненной ситуации с использованием новых социально-педагогических технологий, основная из которых – «Дети "помогают" детям». Суть нашего подхода к решению проблем состоит не в «борьбе с явлением», а в активном сотрудничестве с ребенком, детскими группами и группировками, постепенной переориентации их от криминально – охлократического стереотипа самоорганизации к поиску нравственных ориентиров, побуждающих сообщество искать и создавать социально позитивную, значимую для общества программу жизнедеятельности – социокультуроприродной терапии детей и детских сообществ. Это особенно важно при работе с асоциальными группировками подростков. Детская беспризорность, например, уже не аморфное понятие о бедных детках, мы стоим перед необходимостью работы с мощной, структурированной детской организацией криминального типа. Старые подходы и решение всех вопросов совещаниями чиновников ничего не прибавят, нужны новые технологии, новые подходы, новое педагогическое мышление. Нужна экстремальная педагогика, как существует, например, экстремальная медицина».

Одним из основных инстинктов подростка, детского сообщества является поиск «референтной» группы сверстников, свойства и ценности которой можно было бы воспринять и разделить, либо отвергнуть, снова приступив к поиску.
В программах Тропы таким «референтным» звеном является созданная в 1966 году и существующая поныне детская группа с "высокой степенью самоопределения, самоорганизации и самоуправления". Когда подросток попадает в эту группу и видит, что ребята спокойно обнимаются с дядей, нормально спят с ним в одной постели, занимаются "интересными вещами" ночью, подростку невольно хочется того же.
Т
ак создаётся антиутопия "истинной заботы и любви" с извращёнными моральными, нравственными, социальными ориентирами, вырваться из которой ребёнку самому уже не возможно. 
Вот краткий “портрет” прикрытия для Системы “Тропа – 2000”:
- профилактика детской безнадзорности путём включения детей «зоны риска» в общественно значимую социальную деятельность;
- комплексная реабилитация и социальная адаптация детей, находившихся в состоянии социального бедствия, детей с проблемами развития, детей из специальных учреждений (антиобщественное поведение), из неполных, многодетных, неблагополучных семей, беспризорных детей, воспитанников детских домов и интернатных учреждений путём интеграции их в устойчивое самоорганизованное детское сообщество;
- формирование внутри детского сообщества педагогически ориентированной группы, способной помогать сверстникам в решении их проблем;
- обучение детей технике и тактике спасательных работ в реальных условиях горной местности;
- прокладка и благоустройство горных троп для спасательных служб в труднопроходимых районах Горного Черноморья;
- рекогносцировка Туапсинского района Краснодарского края как будущего полигона для российского детского туризма в контексте организации и развития единой социокультуроприродной образовательной и реабилитационной среды;
- получение детьми навыков взаимопомощи, сотрудничества и взаимодействия в обычных и экстремальных условиях;
- подготовка кадров для работы в экстремальной и социальной педагогике, детском туризме.

В августе 2000 года, скандально завершив внедрение большой социально – педофилической программы “Школа Спасателей” в Поволжье, Устинов вместе с 3-мя детьми "основного детского состава" совершила последнюю “миграцию”, обосновавшись по месту жительства – в городе Туапсе Краснодарского края. Введя в заблуждение руководство Федерации Клубов ЮНЕСКО России, Устинов взялся за создание "Ассоциации педагогически ориентированных Клубов ЮНЕСКО" в России “Солнечная Сторона”, чем занимается и ныне, а сам зарегистрировал Краснодарскую региональную детскую общественную организацию “Клуб ЮНЕСКО “Тропа – Солнечная Сторона”.

"Тропа" до сих пор открыта для сотрудничества с родственными педофильными организациями.

Поиск

Календарь

«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архив записей

Я в жж