Авторская песня (история и современность)

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Казанцева Елена

Елена Владимировна Казанцева 5 декабря 1956 года в городе Минске. Живет Минске, иногда в Москве.

Окончила 5 классов музыкальной школы по классу фортепиано. Играет на фортепиано и гитаре. Окончила физико-энергетический факультет Белорусского политехнического института в 1981 году. Инженер-электрик. Работала на заводе, в проектном институте, НИИ.

В 1989-1991 годах работала во Дворце культуры руководителем клуба самодеятельной песни. В 1987 году организовалось "Аллея АП" под руководством М. Володина. Елена вошла в это объединение, начав писать песни на свои стихи. На II-ом Всесоюзном фестивале авторской песни (Таллин, 1988) вместе с минчанами Марком Мерманом и Николаем Кадолом стала автором-лаyреатом. Была отмечена песня "Проходят годы" ("Сгорел в духовке мой пирог..."). Участвовала в фестивале авторской песни в Израиле. До 1991 года была членом минского клуба "Ветразь".

Вышли несколько книг стихов, несколько альбомов.

Ещё лет восемь назад Казанцева звонила раз в месяц и читала короткие стихи. Каламбурного характера. Потом это прекратилось, Лена замуж вышла.

Мне не известно, пишет ли она вообще теперь песни и стихи. Я уверен, что до меня бы дошли слухи, а скорее сами вещи, если бы она писала.

И вот что видно из сегодняшнего дня. На песнях Казанцевой нет отпечатка десятилетий (мол, это вещи середины 80-х, это времени перестройки, а это уже при Лукашенко и так далее). На них есть отпечаток больших эпох. Советской песни, русского романса, блатной песни. «Айседора Дункан» могла быть написана и в 1930-м, а может быть написана и в 2050-м далеком году. Если перебрать все стихи и песни Лены – то во всех есть это свойство – накрывать собой очень долгий временной пласт.

В сущности, лучшие песни Лены вписались в неширокий круг русских песен, которые были словно всегда. Землянка, По Смоленской дороге, Тишина за Рогожской заставою… и где-то не очень далеко Поёт Лолита Торрес, Вечер городской, Я скучаю на диване…

28.1.18, А.Анпилов

                                                                                                 

 

ЕЛЕНА КАЗАНЦЕВА

   Вчера позвонил Игорь Грызлов и посетовал:

-- Что-то давненько в Москве мы Лену Казанцеву не слышали… Ты то её помнишь?

    Я, не успев обидеться на такое предположение, сразу пробормотала в трубку:

  -- «На извозчике едет Алёшенька, у него голубые глаза»….

     Разве можно подумать, что я не помню Елену Казанцеву???  Её песни… 

     И меня, конечно, увлекло в воспоминания… Сразу вспомнилось как, когда и от кого я впервые о ней услышала… 

     В 2000 году я приехала к Любови Захарченко домой, чтобы записать интервью для журнала «Юность». А с Любой я познакомилась летом того года на Грушинском фестивале, где побывала тогда впервые. Песни Любины и раньше знала, конечно, «Чёрная смородина» часто по радио звучала, была уже любимой песней, и меня её автор очень-очень интересовал. Но автор (Любовь Захарченко) оказался каким-то неправильным собеседником. Люба принялась мне рассказывать о других бардах:

 -- Ну что там обо мне! Вот бы вам познакомиться с Еленой Казанцевой! Она живёт в Минске, у неё чудные стихи, это настоящий поэт…

Вот такое начало интервью… Как же не запомнить на всю жизнь?

      Позже, через несколько лет, в 2007-м,  когда я познакомилась с  Евгением Александрович Евтушенко и он привёз в мою Запрудню свои книги в автографами ( подарок!) , в антологии «Строфы века» , составленной им, я обнаружила Еленино стихотворение и нашла слова Евтушенко о Казанцевой: «На редкость изящное дарование».

    Помню, как я обрадовалась! Ведь Елена тогда уже была мне знакома! И я уже слушала её выступление на Гитаре – на главной сцене Грушинского фестиваля в 2001 году. Елена пела свою чудную песню: «Солнце взойдёт, я увижу дорогу…»  Она пела, а я, сидя вместе со всеми на Горе, обливалась слезами, ну, проще -- урёвывалась, от какого-то несказанного горького счастья…

     А в 2003 написала о ней в книге «Грушинский фестиваль эссе. Вот, можете прочитать, если у вас нет этой книги…  И будем с вами вместе ждать новых встреч с Еленой Казанцевой.    

                                 ГОРЕЧЬ НАИВНОГО ЭПАТАЖА

                            Боже мой – распускаются веники!

                            Что-то нынче весна преждевременна…

                            Я сварила на ужин вареники

                             И призналась тебе, что беременна.

                                                       Елена Казанцева

      Лирическая героиня песен Елены Казанцевой – тихоня. Она негромко и доверительно делится с аудиторией своими женскими горестями, как будто проглотив очередной раз слезы, рассказывает о своих «незадачах» близкой подруге. Рассказывает, с легкой усмешкой над собой:

                               Только летчики одни

                               Дарят мне свои огни.

                               Пролетят, взмахнут крылом

                               И растают за углом

                               И опять на море тишь…

                                Так вот, сдуру, и взлетишь

А ведь ей, возможно,  впору по жизненной ситуации вспомнить Николая Гумилева: И дал Люцифер мне шестого коня – отчаянье было названье ему…».

     Но женская сущность “лирической героини” такова, что если “шестой конь” ворвется на ее луга, она ласково потреплет его гриву да еще  проводит к водопою.

Ее отчаянье так тщательно спрятано – за легкой улыбкой, за прощением, за надеждой на свои собственные силы, что  «лирической героине» не до него:

                               Остывают вареники синие–

                               Я их выброшу к чертовой бабушке.

                                Я красивая, гордая, сильная –

                                 Я на завтрак сготовлю оладушки.

     Лишь иногда прорвется горечь: «Горе свое, – оттого и болит...». Но она поскорее укрывает ее за  наивно-беззащитный эпатаж:

                                Если б я была свободна,

                                 Если б я была горда,

                                  Я могла б кого угодно

                                  Осчастливить навсегда.

                                  Но поскольку несвободна

                                   И поскольку не горда.

                                   Я могу кого угодно,

                                    Где угодно и когда.

     В 2001 году Грушинская Гора приняла Елену Казанцеву с одного простенького четверостишья – усмешки, а потом, притихшая, слушала ее песни. Такой нежный и легкий голос только так и слушать. Он будто создан для того чтобы петь, стоя на Гитаре под ночным небом :

                          Солнце взойдет – я увижу дорогу,–

                          Только б не знать, что она в никуда,

                           Только б любить одинокого Бога,

                            Только бы петь, как живая вода.  

 

                                         Ирина Алексеева

 

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Архив записей

Я в жж