Авторская песня (история и современность)

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Из жж "Разоблачение" 2004

Комьюнити http://razoblachenie.livejournal.com создано для того, чтобы дать как можно больше информации для общественности, дать ответы на вопросы сомневающихся, разоблачить, наконец, преступника, скрывающегося под маской педагога, и его преступную систему совращения детей и калечения их душ.

Юрий Устинов, дважды осуждённый за развратные действия в отношении несовершеннолетних, трижды проходивший по уголовным делам в качестве обвиняемого, вот уже в четвёртый раз стал субъектом уголовного расследования.

На его стороне — КСП-движение, педагоги и знаменитости. У него — авторитет и признание.

На его совести — 30 лет совращения мальчиков, обрабатывать которых он начинает с 8 лет. На его совести — целая система, которой успешно пользуются педофилы. Очень многие барды-педагоги, которые водят детей далеко в горы или в лес, движимы далеко не альтруистичными чувствами. Это просто верные последователи устиновской системы ухода от правосудия.

Жертвы его молчат, боясь огласки и компромата. Барды боятся, что эта история бросит тень на всё КСП. Педагоги — боятся дискредитации их методов. Знаменитости, которые всё знают и молчат — боятся оказаться замешанными в педофильской истории, боятся "запачкаться".

Те, кто борется в открытую, боятся выдать лишнюю информацию, чтобы не дай бог не всплыли имена обманутых детей, давно ставших взрослыми и не желающих, чтобы об их прошлом всплыла такая информация. Более того. Им угрожают. На них организовывают нападения.

Пока все молчат и боятся, количество детей, свято уверенных в том, что мальчики должны заниматься сексом с дяденьками, продолжает расти. Вырастая, они превращаются в самоубийц, в людей с искалеченным детством, а иногда и в последователей устиновских теорий.

ХВАТИТ МОЛЧАТЬ И БОЯТЬСЯ.
ХВАТИТ ПРИНОСИТЬ ДЕТЕЙ В ЖЕРТВУ ЭТОМУ МОЛЧАНИЮ.
СИСТЕМА ДОЛЖНА БЫТЬ РАЗРУШЕНА. ЕЁ АВТОР ДОЛЖЕН БЫТЬ РАЗОБЛАЧЁН И НАКАЗАН.

О системе.
В течение первых месяцев по крупицам, по штрихам, по обрывкам фраз мы пытались понять, составить для себя истинную картину того, что было на самом деле. Потом рассказ Ярослава. Наши «понимания» были результатом длительного (и, казалось, глубокого и тонкого) анализа.
Казалось, но что же оказалось? Ничего нового, ничего уникального мы не открыли, и даже Ярослав своим откровением, давшимся так тяжело, ничего нового не сказал. Всё, что мы узнали и поняли практически до мельчайших деталей было написано уже 10-15-20… лет назад. 
Система обработки сознания ребёнка, то, что Ярослав назвал вербовкой, отработанная система понуждения к вступлению в сексуальные отношения, втягивание детей в поиск и обработку новых жертв, жизнь во лжи – всё сегодня, как и много лет назад. 
К сожалению, газетные статьи прошлых лет дошли до нас трагически поздно.
В эпистолярных опусах Уполномоченной по правам ребёнка наши появившиеся подозрения в педофилии Устинов преподносил, как пожелтевшую газетную грязь, которую мы стали ворошить, по какому-то им выдуманному заказу. Он утверждал, что фактуры нет, её не может быть, потому что её нет в природе…
Увы, как оказалось, эта грязь, которую он пытался представить вымышленной клеветой, и действительно ГРЯЗЬ (понял бы это «святой» Устинов и его защитники), увы, не желтеет. 
Эта фактура не только есть сейчас, но и была. И наша задача, чтобы не прозвучали слова «и будет».
И это – система, и её мясорубка перемолола уже, страшно назвать цифры, сколько судеб. И это чудовищно. 
События с Ярославом всколыхнули души многих. И посторонних наблюдателей, и тех, кто побывал в этой мясорубке.
Ольга (мама Ярослава).

 

О тюрьме и дурке...
Когда в 1979 году после второго обвинительного приговора Устинова отправили не на зону, а в больницу, все: и Устинов, и его тогдашняя жена - Света, и мы - юные "помогальники" и сочуствующие великому барду и педагогу, очень обрадовались. Вердикт судебно-психиатрической экспертизы считали победой. 
О больнице: 
В больницу к Устинову я ездила несколько раз. Каждый раз пускали в отделение, передачи и письма не досматривали. Мало того, гулять в парк прибольничный отпускали. Там он писал ответы на письма, которые я и увозила. Тоже беспрепятственно. Устинов при этом рассказывал, что его кормят страшными лекарствами и всячески мучают. 
Мне его было очень жалко, и я обратилась за советом, как бы ему помочь избежать мучений, к одному моему знакомому, отсидевшему срок в спец. психушке по ст.190 (если кто не знает - одна из 3-х диссидентских), и к своему отцу - врачу-невропатологу (он занимался и психиатрией). Отец сказал мне, что, судя по моим описаниям вида и поведения Устинова, того, что он говорит ему не колют, а если я поверила, что за два часа до нашего свидания к нему была применена шоковая терапия - то я последняя дура. Но кто же поверит отцу, когда в беде великий бард? Друг же сразу обозвал меня дурой, рассказал о режиме в спец. психушке, формах работы с ГБ-шными больными и режиме их содержания. 
По приезде к Устинову я поделилась с ним своими сомнениями насчет причастности ГБ к его истории, и он меня выставил. Потом мы со Светой очень его жалели и решили, что его все же колют и у него развилась мания преследования (это по поводу его приказа мне больше не приезжать). 
К нему в больницу так же свободно ездила и Света, и еще многие. 
Насчет бездоказательной склоки:
Я видела копии медицинской экспертизы 6 мальчиков в 79-м году. Там было написано о специфических изменениях прямой кишки. Тогда даже это не произвело впечатления. 
Но в 91 году я разговаривала с бывшими учениками Устинова и они рассказывали и о Устиновской теории по-настоящему правильной любви, которая бывает только между мужчиной и мальчиком, и про методы совращения им детей.
На тот момент я уже была не юной восторженной идиоткой, а вполне взрослым человеком, коррекционным педагогом и имела опыт общения с детьми, перенесшими подобные травмы. Вся картина оказалась очень логичной, как с точки зрения опыта моей работы, так и с точки зрения личных наблюдений за жизнью Устинова и его детей. 
Если в 79, для того, чтобы считать Устинова жертвой, приходилось отмахиваться от большинства наблюдаемых фактов, то для перехода на другую позицию пришлось просто открыть глаза и не отмахиваться от своих же наблюдений. 

 

О болезнях

Юрка то, он очень больной, ну чего вы к нему все придрались? У человека практически все болезни, которые есть — он в книге Почти Что Мёртвых... Он умирал у моего друга «на глазах» раз пять! А так же на руках, ногах и спальнике двухместном! Зря вы ему не верите!

Вот собранные болезни Юры (за последние как минимум 5 лет). А если не все перечислены — так пусть К. и Л. добавят, (они то его лучше всех "знают"):

1. Острая почечная недостаточность, при которой смерть может наступить внезапно.
2. Смещение позвоночных дисков, при которых он испытывает постоянные боли в спине. 
3. Приступы менингоинцефалита, с сильнейшей головной болью.
4. Хронические микроинфаркты и микроинсульты.
5. Куриная слепота, когда в полумраке он совсем ничего не видит и вынужден действовать на ощупь.
6. Просоночное состояние, после которого он не может вспомнить, с кем спал.

А вот медикаменты, помогающие Юре выжить, которые он просит у родителей, чтобы они ему их доставали:

1. Фенозепам
2. Седуксен
3. Реланиум
4. Люминал
5. Родедорм
6. Вазелиновое масло

Нравится список медикаментов, да?

 

Добавьте к этому списку радиолу розовую, она же золотой корень. В 1991 году меня просили его достать для Устинова - иначе он через месяц ослепнет, оглохнет, его разобьет паралич и он умрет. Позже оказалось, что с этой просьбой обращались еще к нескольким десяткам добрых людей.

 

у настойки радиолы розовой, как и у любых биогенных стимуляторов (например, женьшеня), есть одно побочное действие, которое проявляется не всегда, и не всегда оно желательно (поэтому радиолу и применяют шире, чем тот же женьшень). Данный препарат повышает в том числе либидо и потенцию. Так что выводы можно делать самые далеко идущие.
Читаю данную тему практически с самого начала, после получения мнения уважаемых мной людей и самостоятельного анализа всего, до чего могла дотянуться, поняла, что своего ребенка на Тропу не отправлю никогда и не под каким предлогом. Устои пошатнулись, но здравый смысл победил (это я про себя - все-таки, почти полжизни я не подозревала за знакомым человеком уголовно наказуемых наклонностей. Просто не задумывалась). Свидетелем в суде, конечно, выступать не могу - не имею информации, увиденной и услышанной своими глазами/ушами. Но как педиатр в своей практике буду иметь в виду такие явления как педофилия и бойлаверство.

 

Марина:
По просьбе знакомых я передавала для Ю.М. лекарства. 
Несколько пачек фенозепама удалось достать без труда, но радедормом возникли проблемы. 
Обратилась к знакомому врачу. Рассказала, что Ю.М. недавно на ногах перенес приступ менингита, скоро ему с детьми ехать в горы и, очень нужен радедорм. Врач ответил, что менингит на ногах никто перенести не может. 
Я начала спорить: Ю.М. мужественный, он смог.
Врач посоветовал записать Устинова в книгу рекордов Гиннеса. 
А радедорм все-таки достал.

Ярослав:
С Устиновым ещё и не такое случалось. Вот, например, когда П. подал против него заявление, у "Юрки" одновременно случился инсульт и инфаркт, да ещё и грыжа замучила... В декабре 2003 у него случился микроинсульт. А прошлым летом у него прорвало артерию в кишечной полости, а он, героически, продолжал нести тяжёлый рюкзак (и никому не давал ему помочь, хотя жаловался на сильную боль). Герой! 
А я, монстр, обижаю бедного дедушку...

Жертвы педофила

Прочитав Вашу ссылку, во многом соглашаюсь, но хочу пояснить следующее: 
для того, что бы стать жертвой педофила, совершенно не нужно иметь «природную склонность». По статистике в большинстве случаев жертвами становятся дети 8-12 лет. В таком возрасте речь о каких-либо природных проявлениях не идет, ребенок в таком возрасте еще не сформирован и не может сделать самостоятельный выбор. Для того чтобы стать жертвой, нужно совпадение нескольких факторов:

1.Сексуальная привлекательность для педофила, о которой ни сам ребенок, ни его родители не подозревают.

2. Отсутствие контроля со стороны родителей, которое бывает по нескольким причинам: слишком доверчивые родители, тяжелая семейная ситуация, затяжные конфликтные отношения, отсутствие взаимопонимания…

3.Отсутствие информации, как и у ребенка, так и у родителей. Неумение родителей предупредить ребенка об опасности и посоветовать как себя вести в таких случаях.

4.Доверчивость ребенка к взрослым, когда все действия взрослого человека воспринимаются как, безусловно, правильные, потому что «взрослый не может поступать плохо».

5. Неумение ребенка отвечать «нет» взрослому. 

Со стороны ребенка это скорее духовные или душевные проблемы. Он ищет во взаимоотношении с взрослым, человека, который бы его понял, выслушал, защитил. Человека, с которым ему интересно. Ребенку трудно понять, что для педофила он является всего лишь объектом. О каком-либо самостоятельном выборе можно говорить, начиная с 13-14 лет.
Ярослав этот выбор сделал. Он не побоялся вступить в борьбу с этим явлением.


 

Родителям о Тропе.

Если ваш ребенок побывал на «Тропе» - не поддавайтесь панике. Это совсем не значит, что с ним уже что-то произошло. Уверяю Вас, «повезет» не многим – их единицы. Большинство детей, да и взрослых, годами могут ездить на Тропу, и как говорится, «ни сном, ни духом». Эти люди искренне и честно готовы защищать Устинова, писать восторженные отзывы о Тропе, негодовать по поводу клеветников и заговорщиков против Юрки. Их намеренья чисты, они там были и ничего ТАКОГО не видели. 
Если ваш ребёнок был на Тропе, а вы - нет, не стоит приставать к нему с вопросами, особенно если он был там только один раз. Можете не беспокоиться – ТАКИЕ дела так быстро не делаются.
Если не один год, это тоже ни о чем не говорит. Стать жертвой удостоится не каждый, «абы какой» Устинову не нужен. Присмотритесь к своему ребенку. Какой он? Толстый, или неуклюжий, или болтун, или драчун? Все плохие качества типа глупости, тупости, лживости, жадности, упрямства, хамства – надёжная защита, и вам повезло! Если, не приведи Господи, Ваш ребёнок столь ценными качествами не обладает, а наоборот, скромен, умен, красив, сдержан, честен, благороден и доверчив - не отчаивайтесь: может, вы просто не видите его недостатков. Но насторожиться уже стоит. Если у Вас появились подозрения в том, что он что-то скрывает, не пытайтесь выяснить, что именно. Скорее всего, он действительно ничего не знает, а если и знает, то введет Вас в заблуждение, - это Устиновская «педагогика» тоже предусматривает. Сделайте только одно: дайте ребенку понять, что он ни в чем не виноват. За ТАКОЕ отвечает только взрослый. Не надейтесь, что после этого он кинется рассказывать вам всю ПРАВДУ. До этого еще далеко. Если ЭТО действительно произошло, то впереди у него длительный период сомнений, мучений, чувства вины, нежелание предавать и подставлять друзей, приносить неприятности всей Тропе, ведь там очень-очень много хороших людей. Прибавьте сюда еще и стыд, отчаяние, обиду, разочарование. А, главное, понимание того, что тебя просто хитро и умело использовали. Запомните: говорить об этом или не говорить – это выбор, который ребенок должен сделать сам! И это самое трудное: надо выбирать, встать ли на сторону вранья и всю жизнь делать вид, что этого не было, зная, что тем самым продолжишь череду искалеченных или изрядно подпорченных Устиновым жизней. Или, рассказав правду, быть в униженном состоянии, подвергаться «наездам» и угрозам, нравоучениям и нотациям, да еще и в полном одиночестве - ведь никто не поддержит просто из страха пережить такое же. Слухи о том, что каждый пострадавший становится или гомосексуалистом, или педофилом, сильно преувеличены. Но жить с осознанием того, что именно твое молчание является одним из звеньев этой страшной системы, приходится каждому. Каждому, расставшись с Устиновым, приходится начинать жизнь заново, но далеко не каждому хватает сил и мужества всему этому противостоять. 
Если Вы обнаружили самое страшное: ТАКОЕ случилось именно с Вашим ребёнком, а не с каким-нибудь другим, - не спешите бежать в милицию. Подумайте, чем Вы можете это доказать. Ведь медэкспертизу нужно проводить в ближайшие сутки, а Ваш ребёнок решал 3 месяца, сказать Вам или не сказать, потом Вы неделю приходили в себя от шока, еще неделю задавали себе вопрос: «А как же так?» и еще несколько недель мучились философским вопросом: «что делать?». 
Придя к выводу, что «ничего не делать» – нельзя, решились на подвиг – пойти в прокуратуру. Но стоп: Вы обрекаете своего ребёнка на цепь бесконечных мучений. Это и обмусоливание и без того сильно переживаемой им истории, это и психолого-психиатрическая экспертиза. Да, не удивляйтесь, Вам в первую очередь придется доказывать не то, что Устинов – педофил, а то, что Ваш ребенок не сумасшедший. Не нужно шуршать по порно сайтам, рассчитывая увидеть там родное чадо, - даже если и найдете, для прокуратуры это не является доказательством. Так же, как и фотографии: если разыщете – можете оставить на память. Мало ли что можно сфабриковать? Вы кинетесь искать других пострадавших или хотя бы свидетелей? Но это тоже напрасно: люди с Тропы разъезжаются по разным городам, и даже если кто и согласится дать показания, прокуратура его не вызовет, - слишком сложно писать запрос в другой город, ждать ответ. «Дело» уже пора закрывать, а для передачи в суд не хватает доказательств. К тому же в СМИ про талант Устинова столько понаписано, да и «правозащитники» отстаивают «право Устинова быть не виноватым». И в КСП кучу денег на адвоката собрали - зря, что ли? 
Допустим, что вину Устинова каким-то образом все-таки докажут. Каково же будет Ваше удивление, когда через несколько месяцев Вы узнаете, что Устинов опять спокойно работает с детьми на той же самой Тропе?! Вы станете разбираться что да как и вскоре поймите: в нашей стране любой человек имеет право работать с детьми. Заниматься развратными действиями, конечно же, нельзя, но если очень хочется, то все-таки можно. 
Уличенных в развращении малолетних обычно признают душевнобольными. И это правильно. Ни одному нормальному такое и в голову не придёт. Больных надо лечить, а не наказывать - и это правильно. В 1973 и 1979 годах на него уже заводили «дела», и вина его была доказана. Как положено, его полечили несколько месяцев в психушке, и дальше все было правильно: «больной» выздоровел и приступил к «работе». Перестройка оказалась очень кстати, всем ясно: суды в годы застоя могли быть только над хорошим человеком. В застой, что, педофилов не было? Были. Во все времена от них еще никто не отдыхал.
Гонения за политику тоже были, только вот карательная психиатрия расправлялась в отношении них жестоко. Была бы там политика, Устинов из психушки просто бы не вышел, а если б и вышел, то заниматься «любимым делом» уж точно не смог бы. Нет, там было все правильно: заболел – вылечили, еще раз заболеет – еще вылечат. Педагоги-то стране нужны.
В 1992 году опять заводится «дело». Повод все тот же: развращение малолетних. Но страна уже другая. «Диссиденты» в почете, сексуальные меньшинства вполне уважаемы. Все хорошо и, главное, правильно! Факты для заведения уголовного дела – нашлись, а вот доказать их не смогли. Логика простая: раз не доказали, значит точно «диссидент».
В 2004 году заведено 4-ое уголовное дело. Удастся ли его доказать или нет, не важно. Устинов все равно будет заниматься своим «любимым делом». Ведь система Устинова уникальна, да и законы в нашей стране тоже. Так что не стоит париться, сидите со своим чадом дома и слушайте группу «Ленинград». А что остается делать?

 

"Началось в 1971 году, со звонка из отделения милиции. Звонивший сообщал, что бдительные граждане обнаружили портфель, который – судя по содержимому – принадлежал 25-летнему гражданину Устинову Ю.М. Он предложил зайти в отделение и забрать утерянную вещь... "

За Устиновым, действительно, шла слежка по жалобе мальчика, который рассказал все родителям и те написали заявление в прокуратуру. Завхоз дома пионеров Гагаринского района, которая заметила, чем занимается Устинов с ребятами из отряда Сто в подвале на занятиях "воспитание воли", дала показания. Детям была проведена медэкспертиза, давшая положительные результаты. Устинов был арестован. Лишины, которые в то время считали Устинова не только своим другом, но и выдающимся педагогом, были уверенны, что его взяли за политику. За разъяснениями и просьбами о помощи они обратились к зав. РОНО гагаринского района, которая утверждала, что Устинова посадили за педофилию. Лишины не поверили. Они подняли на ноги всех, кого только могли, чтобы спасти Устинова от тюрьмы. И спасли: нашли хорошего адвоката. Но разбираясь во всем этом, общаясь с ребятами из отряда Сто и женой Устинова, они, к ужасу своему, убедились, что обвинения Устинова в педофилии не вымысел, а правда. По наивности своей Лишины верили, что "он больше так не будет".

 

 «В одном из осенних походов 71 года сильно похолодало, пошел ливневый дождь, да такой, что все мы промокли до нитки... В группе был мальчик лет 10-11, я знал, что у него бывают редкие приступы эпилепсии... появились благожелатели-теоретики, которые «перенимали опыт» внешкольной работы с детьми – муж и жена Олег и Аркадия Лишины. Они крепко «сдружились» с нашей группой и у них были «свои» ребята среди наших... Лишины к тому времени уже не уходили с моего места работы, а Аркадия Константиновна Лишина просто стала работать на моей должности турорганизатора и «вести отряд», который вскоре почему-то развалился..." 

В 1971 году у Лишиных не было своего отряда и никаких "своих" в Устиновском отряде не существовало. О.В. Лишин в то время работал в издательстве "Знание", А.К.Лишина с 70-73 год работала в Институте общих проблем воспитания. В сентябре 73 года, когда срок принудительного лечения Устинова был закончен, она перешла в школу №38 Гагаринского р-она, в декабре 73года - в школу №914, где и впервые был создан отряд Дозор. В 1975 году Лишины стали работать в том же Доме Пионеров, где 4 года назад Устинов был уличен в педофилии, и руководить СВОИМ, а вовсе не Устиновским, отрядом. Детей из отряда Сто в отряде Лишиных не было. Все байки о том, что Лишины Устинова "подсидели" следует оставить на совести автора, так как вместе с Устиновым они не работали никогда. Отряд Лишиных не развалился, вполне благополучно существует до сих пор.

 

"Новые обвинения не заставили себя ждать. В 1977-м человек, у которого были основания для личной  неприязни к Устинову (последний обвинил его в виновности в гибели своего друга), сумел убедить одного из бывших воспитанников..."

Насчет заявлений по поводу педофилии Устинова в 1977 году мне ничего неизвестно. Знаю только, что люди, имеющие личные неприязни друг к другу, решают их иным способом. Через прокуратуру это все долго, бесполезно и слишком хлопотно. В 1979 году дело действительно было заведено. Некоторые из пострадавших действительно пытались отказаться от своих заявлений, не выдерживая угроз со стороны Устиновских защитников. Родители действительно писали петиции во множественные инстанции и не хотели, чтобы на их детях было такое "клеймо". Но проведенная медэкспертиза свидетельствовала о преступлении Устинова. От тюрьмы и в этот раз его спас диагноз шизофрения. Ни политика, ни совок тут не при чем.

Далее в тексте имеются не точные, искаженные в пользу Устинова, факты об аварии, о деле 1992 года, об "отказах" Устинову в судебных исках за клевету и многое другое. Особенно нелепы рассуждения о развитии горнолыжного курорта и уничтожения тропы в связи с этим.

 

Из устиновских

прошу познакомиться- an_wonderer А. Бурнашев (Барнаул-Москва-там и сям-Самара) лесное имя "Отец, батя"
На тропе был с 15 лет. Попал в любимцы и подельники за умение подыгрывать и подмахивать. После 1991 пытался организовать в Самаре на пару с педофилогогом педо-лицей под прикрытия обучения детишек компьютерам и т.д. После того как Устинов поспал с детьми в спальниках и был попрошен убраться восвояси, остался в Самаре, где продолжает и развивает любимое дело вождя.

 

Рассказ Устинова об аварии для передачи по радио в г. Туапсе.
Передача в эфир не вышла. Записал один из участников передачи А.Тупицын 16 июня 1991 года.
«Сначала разговор зашёл про аварию – Юра выдвинул новую версию. Оказывается
у КАМАЗа, закрепленного за Тропой, стерлась резина, и Юра поехал к Лиханову
за помощью. Лиханов отказал, и Юра обратился к Быкову. Ролан Быков написал
Юре рекомендательную бумагу, и Юра отбыл обратно. Но в Туапсе нужных колес
не было, и Юра с ребятами поехали в Краснодар. Но и там колес не было, но
сказали, что они есть у мужика в Майкопе. Мужик сказал, что у него есть
колеса, но нужно поменять диски.
Все это происходило 19 августа. До ребят вдруг дошло известие о перевороте
в ГКЧП. У ребят возник душевный подъем, они быстро поменяли диски и
собрались ехать в Москву на помощь защитникам Белого Дома. Но вдруг пришло
сообщение о том, что Белый Дом защитили. И тут у ребят началась депрессия -
нет смысла в жизни, все сделали без нас. «Теперь хоть в пропасть» – сказал
один мальчик. Юра предложил съездить на красивую поляну под Лагонаками.
Доехали до развилки, где дорога разделялась на две. Юра сказал, что если он
смотрит на одну дорогу, то у него сплошная чернота перед глазами. Поехали
по второй, но проехать не смогли. Тогда ребята сказали: «Едем по другой
дороге». Как их Юра не убеждал, они говорят: «Нам все равно, хоть в
пропасть». И поехали. Остановились на привал. Юра вышел из машины и
услышал, что кто-то повернул ключ зажигания. Он заглянул снизу. За рулем
сидел парень. Юра спросил: «Виталик (водитель) сказал заводить?» Парень не
ответил, лицо у него было напряженным. Юра попытался снизу дотянуться до
ключа, но машина дернулась, Юру ударило дверью, и он потерял сознание. А
машина покатилась вперед...»

 

Тропа вранья и страха.

Устинов построил Систему. Система работает, но даёт сбои. Система в основном основана на вранье и страхе. С самого начала, как только он набирает и "обрабатывает" начинается враньё.

Почему так много людей из бардов и руководителей тур клубов его защищают? Очень просто! Они верят в его невинность, потому что НИКОГДА НИЧЕГО "ТАКОГО" САМИ НЕ ВИДЕЛИ- а значит по их выводам- "этого" нет и не было. Так просто и легко! Но давайте я всем вам напомню (искренние защитники) что экспедиция устроена очень "особым" образом, а именно:

- "БАЗОВЫЙ" 

Лагерь с домом у подножья горы) на котором Юра держит одного или двух или трёх взрослых и различную смесь "отбросов" типа "мамок"- девочек или девушек-обожателей Юрия Михайловича, которые стирают одежду для верхнего (особо избранного лагеря), не особо "квалифицированных" ребят, прибывающих групп (пока Юра не скажет им куда идти и где "ставить" палаточный лагерь.

Все движения на "Тропе" происходят только с ведома и согласия (кого вы думали?) конечно же Юрки.

- "РАБОЧИЙ" 
Лагерь, где встают, живут и долбят тропу от лагеря к лагерю независимые приехавшие группы. Живут себе своей личной жизнью лагеря тех тур групп до которых "уважаемый педагог" снизошёл приглашением на это лето. Конечно там и сям Юра подкидывает или "поднимает на верхний лагерь" особо провинившихся (подкидывает), не того типа (подкидывает) или поднимает наверх к себе в лагерь "нашего, подходящего по типажу" Антошку, Андрюшку, Серёжку...ну а там враньё про Корчака с Крапивиным и начинается!

Обычно руководители таких лагерей идут за Юру горой "если что». Сами-то ничего не видели, и знать не знают. Люди они хорошие, но нельзя ж так слепо и однобоко вставать горой за того кого на самом деле НЕ ЗНАЕШЬ. Так оно и на этот раз...

-"ВЕРХНИЙ" 
Лагерь для только Юры и "избранных". 

Начинающие, продолжающие и вовсю участвующие. Конечно если журналист или ещё кто (из "не знающих") тогда -"себя в руках держащие"... Обнимающиеся,прикасающиеся,обьясняющие,помогающие самому больному в мире своей любовью, восторженные, влюблённые, окрылённые, стихи и песни слушающие, "больше других знающие», «а теперь то понимающие как устроен мир",

на самом деле же:

обманутые, колёсами окормлённые, использованные, от  дома уведённые (если был дом и родители) в 14-15 лет попользовано-выброшенные, суицидальные, забыть никогда не могущие и почти что всегда МОЛЧАЩИЕ.
 

 

Со слов Юры Устинова:

Административный директор Самарского Лицея заявил Устинову, что если тот не перестанет спать с ребятами в одной палатке, Юре мало не покажется. Сначала Ю.М. решил спать летом в палатке вдали от ребят, но потом он не выдержал и уехал из Самары. Всё началось по новой.

 

Мнение очевидца из чата с защитниками педо идеи.

Ребята, что это? Много пафоса, тёмные тона, загадочная атмосфера, но 
смысла ни капли. Что в вас необычного, к чему эта звериная тематика, 
дурацкие клички? Слог ваших посланий обычный, интернетовский, никаких 
революционных мыслей вы не высказываете - ту же картину можно увидеть 
на большинстве форумов. Ваша "Тропа" окутана дымкой тайны, и 
непосвящённым, как бы, её не постичь. Да, действительно, ваш жаргон 
поначалу сбивает с толку. Но только поначалу. Потом становится понятно, 
что у вас просто потихонечку едет крыша. 
Вы же обычные ребята - будьте проще. Единственное ваше отличие от 
остальных нормальных парней - вы помечены старым извращенцем, но и это, 
честное словно, не повод для гордости. А махать тяпкой и разжигать 
костёр дело нехитрое.
Не знаю, что там толкуют про Устинова и его гениальное творение -
"Тропу", но я-то был там, я всё видел. В ней нет ничего гениального, и 
всё это придумано исключительно для порабощения детского сознания. 
Я был на "Тропе" давно, лет десять назад, но не думаю, что она с тех 
пор сильно изменилась. И у меня не осталось ни одного хорошего 
впечатления от "Тропы".
Да, мы каждый день ковыряли эту треклятую тропу, которая, казалось, 
никогда не закончится. Устинов сумел нагрузить нас работой настолько, 
что трудно было думать о чём-то другом. Он дал нам иллюзию цели, и мы 
усердно трудились, не задаваясь вопросом: а кому всё это нужно? По 
сути, в этой работе было мало смысла.
Я жил в среднем лагере (был ещё нижний - большой деревянный дом типа 
барака, и верхний - его я никогда не видел). Мы спали вшестером в 
одной палатке, и тот, кто оказывался с краю обязательно промокал - за 
ночь палатка напитывалась влагой - хоть выжимай. 
Я помню, что, приехав, ты должен был свалить все свои вещи в общую 
кучу. Я до сих пор не могу забыть чувства, которые испытал, когда 
увидел парня в своём любимом свитере. 
Я помню, что нам запрещалось громко разговаривать, бегать, и вообще, 
проявлять эмоции. Правда, эмоций почти не оставалось после работы на 
тропе.
Помимо тропы, нам давали другие задания, например, меня отправили 
вместе с двумя парнями протягивать медную проволоку к месту, где должен 
был появиться новый лагерь, и это место находилось очень далеко, и это 
ещё мягко сказано. В дорогу нам дали две банки шпрот и батон хлеба. Я, 
помню, был чрезвычайно горд тем, что мне доверили такое ответственное 
задание. Хотя моя роль была не из приятных - я шёл впереди и ворошил 
палочкой листву, проверяя, нет ли на пути нашей экспедиции какого-нибудь авиационного снаряда, оставшегося с войны, и это было страшно, 
ведь детская фантазия способна рисовать жуткие картины. Но труднее 
всего было не мне - один парень нёс на своих плечах гигантскую катушку 
с медной проволокой. Другой развешивал её на ветви деревьев.
Ещё я помню, что мы не мылись. То есть, совсем не мылись. 
Я помню, что единственный час отдыха после обеда мы обычно тратили на 
вычёсывание вшей. В моей памяти отпечаталась такая картина: полянка, 
повсюду стоят ребята, наклонив голову и держа перед собой листок 
бумаги, и вычёсывают из головы насекомых. Вши падают на лист, и ты с 
наслаждением давишь несчастную тварь, слушая дивный звук лопающегося 
брюшка. 
Я помню легионы комаров, атаковавших нас круглые сутки с маниакальным 
упорством. Наши ноги были сплошь покрыты кровавыми язвами от расчёсов.
Я помню "Поле Чудес", усеянное белоснежными крапинками туалетной 
бумаги, где все справляли нужду.
Я помню, что мы выстраивались в очередь, чтобы вылизать банку из-под 
сгущёнки.
Я помню, что мы всего один раз ездили на море, хотя Устинов обещал моей 
матери, что мы будем чуть ли не жить на побережье. Да и тот один раз 
был настолько мимолётен, что я не успел вдоволь насладиться водной 
стихией. Устинов сидел на берегу и следил, чтобы мы не отплывали 
дальше, чем на несколько метров от берега. И место он выбрал не совсем 
удачное, или, лучше сказать, совсем неудачное - дно было усеяно 
скользкими валунами, а неподалёку находилась канализационная труба, 
изливая в море мутные воды с подозрительным жёлто-зелёно-коричневым 
оттенком.
Я помню, выплеснуть энергию - побегать, поиграть можно было только во 
время похода за дровами. Мы с одним парнем уходили в лес так, чтобы нас 
не было видно, и судорожно лазали по деревьям, играли в мушкетёров... 
Побесившись несколько минут, мы хватали несколько палок и бежали в 
лагерь.
Я помню, из нас делали стукачей и трусов. Ребята доносили друг на друга 
и потом всё это обсуждалось вечером, у костра. Я никогда не забуду эту 
сакраментальную фразу: "Мужик, ты не прав", которая вызывала у тебя 
желание провалиться сквозь землю.
Я помню, как мы, спрятавшись за палатку, с наслаждением жевали кусочки 
пенопласта, вынутые из коврика.
Я помню, как мы помогали Устинову подниматься по тропе, всю дорогу 
толкая его в спину. Мы искренне желали ему помочь, ведь он был для нас 
как отец. Устинов улыбался, охал, и говорил, что у него болит сердце. 
И конечно он радовался, смотря на нас, ведь он был наш пастух, а мы - 
его стадо. Стадо маленьких покорных людей.
Я помню, мне показалось странным то, что в палатке вместе с Устиновым 
живёт парень.
Я помню, что неоднократно бывавшие в этом лагере были не по-детски 
задумчивыми и отключенными, в отличие от энергичных новичков. "Старики" 
оживали только когда Устинов начинал бренчать на гитаре и петь. Когда 
он дребезжащим голосом напевал грустную песню, лица "стариков" 
становились грустными, когда он пел, так называемую, весёлую песню, 
они, как один, начинали улыбаться. Словно цирковые животные, 
подчиняющиеся жестам дрессировщика.
Когда смена закончилась, мне предложили остаться в лагере ещё на месяц. 
Я отказался. В конце следующей смены грузовик, перевозивший детей, 
сорвался с обрыва.

 

 

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Архив записей

Я в жж