Авторская песня (история и современность)

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Московские кухни 2

- 19 -

На следующий день Илья с Николаем
пошли на площадь и там развернули плакат:
"Родной ЦК! Уйми ЧК! Освободи ПолитЗК!"
ИЛЬЯ И НИКОЛАЙ
Дорогие сограждане, братья!
Заявляем активный протест!
Нас замучила партбюрократья -
Сколько можно нести этот крест?
Этот тягостный труд подневольный,
Государственный наглый грабеж,
И сплошной произвол бесконтрольный,
И сплошную тотальную ложь!
Дорогие сограждане, братья...

ПОМОЩНИК (подчиненным)
Значит так, поясняю детально:
Перед нами наш внутренний враг.
Что для нас абсолютно нормально,
То для них все не то и не так.
Ленин, Родина, Кремль, все на свете -
Только пища для ихних острот.
Ох, уж эти ухмылочки, шуточки эти,
Улыбочки эти вот - в рот!
Обкладывай их, ребятки, по форме номер раз!
Тащи их на ковер, не дай очнуться!
Спускай на них всю прессу и гнев народных масс,
И мы посмотрим, как они смеются!
"Протестуем! Свободу! Народу!"
Декабристы, едри иху мать!
Да плевали они на свободу -
Им бы, бля, свое "я" показать!
Что ж такое? Квартира, зарплата,
Девки, дачи, вот столько всего -
Ну, чего вам еще, ну, чего еще надо,
Чего не хватает, чего??!!
Обкладывай их, ребятки, по форме номер два!
Работаем вплотную к ним, как вохра!
Дышите им в затылок, чтоб заныла голова,
Язык опух и глотка пересохла!

И взяли их вместе с плакатом.

- 20 -

Через некоторое время под руководством Начальника состоялся суд.
НАЧАЛЬНИК
А слушается дело о распространении клеветы
На проезжей части Красной площади города Москвы.
А слушается дело совершенно открыто,
Ни в чем никакого лимита.
Только ввиду тесноватости данного закутка
Пришлось ввести специальные пропуска.
И в первую очередь для представителей общественности,
Умеющей себя соответственно вести.
Поэтому в зале нет ни родных, ни любимых
Наших досточтимых подсудимых.
Ввидку, как сказано ранее,
Тесноты кубатуры помещения зала заседания.
И только поэтому!
Слава Богу, прошли времена произвола и беззакония!
Наступила гармония.
До... ми... соль... и-и:

ХОР
Да здравствует наша держава,
Да здравстует наша страна,
Да здравствует, браво и слава
За годы борьбы и труда!

НАЧАЛЬНИК
Большое спасибо за чудное пение!
Продолжаем объективное рассмотрение.
А вдруг, понимаешь, эти ребята
Ни в чем и не виноваты?
А может, вдруг они на Красной площади проезжей части
И не распространяли клевету против советской власти?
Вот и надо, чтоб на все это правильно ответили
Приглашенные нами свидетели.

СВИДЕТЕЛЬНИЦА (средних лет)
Я не была на площади,
Но прессу я прочла,
И что это за молодчики,
Отлично поняла.
Французским мылом моются,
Турецкий кофий пьют,
На все чужое молятся,
На все свое плюют.
С семнадцатого года
Живем в кругу врага.
Пускай живем фигово -
Орать-то на фига?
Они ж там ждут и просят,
А эти - тут как тут:
Всю нашу грязь выносят,
Извольте, вери гуд!
Вот вам наш бардак отъявленный!
Вот вам сизый наш алкаш!
Вот вам наш Байкал затравленный!
Вот вам женский трикотаж!
Вот наши сотни тысячи
В трубу ни за пятак!
Да что же вы мне тычете,
Что знаю я и так?!
Но я же не кричу же!
Молчу же я! Хотя
Я вас ничем не хуже,
Но вот молчу же я!
Ах, даже неудобно:
Ведь взрослые, гляжу.
Да я в говне утопну
И слова не скажу!
А эти лбы здоровые -
Так нет, подайте им
Условия особые!
Вот щас и подадим.

СВИДЕТЕЛЬ
На площади я не был,
Но прессу я прочел,
И весь я полон гневом
С презрением, причем.
Вот довела докуда,
Вот привела куда
Излишняя культура
И отсутствие труда!
Я темный рядом с вами,
Я песен не пою.
Вот этими руками
Я вас кормлю-пою.
И разговоры ваши
Мне даром не слышны,
И все свободы ваши
Мне на фиг не нужны!
Без них на свет родился,
Без них живу-кручусь,
Как раньше обходился,
так дальше обойдусь.
Права, слова - о чем вы?
Какую правду вам?
А шли бы вы, ученые...
Да вон хотя бы к нам.
Недельку поработал,
Мозолей понабил -
И башли заработал,
И правду позабыл!

СВИДЕТЕЛЬНИЦА (пожилая)
Я не была на площади,
Я вижу их впервой:
Я в это время в очереди
Стояла за крупой.
Пока они с плакатами
Бузят на площадях,
Мы с нашими зарплатами
Стоим в очередях.
Да! В них стоим мы с юности
До гробовой доски!
Да! И похуже трудности
Пришлось нам пернести!
Да! Берия со Сталиным
Уничтожали нас,
Тогда в лицо плевали нам,
Харкают и сейчас!
Но несмотря на Берию,
И раньше, как сейчас,
Мы в наше дело верили
В отличие от вас!
И наше в том различие,
Что вера у нас есть!
И мы, от вас в отличие,
Все можем перенесть!
А вас пугают трудности!
Вы мамкины сынки!
Вы вон даже из-за трусости
Готовы в Соловки!

ИЛЬЯ
Протестую! Свидетели не были на площади...

НАЧАЛЬНИК
Суд, совещаясь на месте,
Не нуждается в вашем протесте.
Продолжаем наш концерт:
Выступает наш эксперт.
А вдруг, понимаешь, на ихнем плакатике
Никакой-такой злобной тематики
И заведомо ложных клевет
Нет?

ПИСАТЕЛЬ
Собственно, тут и думать особенно нечего:
Самая настоящая махровая антисоветчина.
Текст плаката требует от ЦК
Свободы для политических ЗК.
Но среди всех народов просвещенных
Известно, что у нас нет политических заключенных.
Как только мы покончили с культом личности,
Одна уголовщина осталась в наличности.
А плакат утверждает противное,
Тем самым активно пропагандируя,
Что наша власть беспощадна и лицемерна,
Что, как известно, в корне неверно.
(Апарт)
Жандармы, стукачи, агенты,
Сексоты - дьявол их возьми.
Но наши братья-диссиденты
Гораздо хуже, чем они.
Не понимая обстановки,
В упор не слушая друзей,
Прут на рожон без остановки,
Хвалясь отвагою своей!
И все, что мы годами копим,
Один дурацкий диссидент
Своим геройством остолопьим
Развеет в дым в один момент!
И режут нам статьи и книги,
И затыкают всякий рот,
Едва какой-нибудь задрыге
Взбредет полезть на эшафот.
Не надо рыцарей России!
Не надо пламенных речей!
Они в чудовищной трясине
Плодят лишь гадов да зверей!
И чтоб хоть как-то сохраниться,
Хоть как-то нить не упустить,
Вот как приходится крутиться!
Вот что писать и говорить!
Все из-за вас!

ПОМОЩНИК
Обкладывай их, ребятки, по форме номер три!
В три шеи! в три погибели! в три брызги разотри!

НИКОЛАЙ (не выдержав)
Кто бы дал мне карандашик, написал бы я слова...
И мне дали карандашик, и слова я написал:
Что признаю себя виновным по предъявленной статье,
По предъявленной статье о враждебной клевете...
Что вслед за "Голосом свободы" и "Волнами Би-Би-Си"
Я повторял, что нет свободы, нету свету на Руси,
И что мы делаем ракеты и перекрываем Енисей
Ценой полного разора бедной родины своей -
Что является зловредным искаженьем наших дней...
А все от того, что незаконно я при Сталине сидел
И всю накопленную злобу теперь вылил на страну,
В чем я раскаиваюсь полностью и полностью сдаю
Всех, с кем когда и где порочил я власть любимую свою-у-у-у!
Пусти, пусти меня, начальник:
Я сделал все, как ты велел:
Своих друзей тебе я продал,
Свою свободу пожалел.
В моих глазах все помутилось,
Ослабли ноги до колен,
Как понял я, что снова в лагерь
И снова ни за сучий хрен.
Прощайте все: я уезжаю.
А кто не понял, не простил,
Пускай зачтет мне ту десятку,
Какую я уже отбыл!..

И тогда к Илье подскочил Начальник.
НАЧАЛЬНИК
Значит так. Поясняю детально:
Этот суд контролирует с а м.
Нам не надо шумихи скандальной.
Так же как, полагаю, и вам.
И хотя вы нас очень не любите,
Говорю вам со всей прямотой:
Обещайте, что больше не будете,
И сечас же идите домой.

Пауза.
ИЛЬЯ
Уважаемые заседатели...
Глубокоуважаемый суд...
Я надеюсь, не зря мы потратили
Ваше время бесценное тут.
Я - поеду в свое заключение.
Я у вас не прошу ничего.
Лишь позвольте мне спеть в заключение
Тот припевчик... напомню его:
Стаканчики граненые,
О чем звенели вы?
Головушки ученые,
О чем шумели вы?
Какая вас нелегкая
На площадь погнала?
Какая даль далекая
На помощь позвала?
Стаканчики граненые...

(Ему невольно и все дружнее подпевают остальные, кроме Начальника.)

НАЧАЛЬНИК
Молчать!!! Подсудимый, я лишаю вас слова! Я лишаю вас свободы!
Я лишаю вас всего! Замолчите вы или нет?!
Именем Российской Совесткой Федеративной Советской Российской...

(Не в силах устоять перед нарастающим хором,
отбрасывает бумагу и присоединяется)
ОБЩИЙ ХОР
Какая даль далекая -
А счастья не видать!
Какая степь широкая -
А смерть - рукой подать!
Душа болит и мается
От бедности своей,
И только в песне ей гуляется,
Как вздумается ей:
Эх, Тула, Тула я - да на горе стоит ольха!!
Эх, раз да еще раз - а под горою вишня!..

- 21 -

Илья из своего сибирского далека перекликается с Аленой.
ИЛЬЯ
Здравствуй, дорогой мой пушистый кролик.
Пишет тебе твой пропащий алкоголик,
Которого теперь окружают условия,
Исключительно полезные для его здоровия.
Бутылки, напитки, кухонные бдения
Здесь не проникают даже в сновидения.
Вспоминаются только почтенные истории,
Например, посещение консерватории.
И даже тут открыл я на досуге,
Что Моцарт - это русский композитор.
Вот - помнишь?
Напевает из 2-й части Концертной симфонии.
Это же русская музыка.
Давно собирался сочинить слова.
Наконец нашел время и место. Вот, послушай.
Темна тайга в моей дали.
Молчат снега, проходят дни.
И доживу ль до вешних дней,
Увы, не знаю я:
Темна тайга в дали моей.

ОБА
В глухой ночи и белым днем
Огонь свечи в окне твоем,
И свет ее так ясно виден мне
За черной мглой и далью
Этот свет в окне...

НАЧАЛЬНИК (тоскливо)
Ну, добавьте ему там, добавьте!..

Илью коротко и сильно избивают.
ИЛЬЯ (после паузы)
За далью лет,
За этим холодом казенным,
Я вижу свет
В твоем окне, всегда бессонном,
И слышу я
За пеленою бури снежной
Твой голос прежний,
Любовь моя...

НАЧАЛЬНИК (так же)
Ну, добавьте ему, добавьте, срок добавьте,
тюрьму добавьте, свидание отнимите,
передачу, посылку...

ДУЭТ ИЛЬИ И АЛЕНЫ
Ты есть -
И нет зимы неумолимой,
Ты есть -
И нет беды неодолимой,
Ты есть -
И мы с тобой еще увидим
Небо...
Море...
И свет и радость вешних дней...

ХОР
Темна тайга в моей дали.
Молчат снега. Проходят дни.
Темна моя тайга...
Проходят дни мои...

- 22 -

Начальник и Помощник появляются
с красными бутоньерками в петлицах.
НАЧАЛЬНИК И ПОМОЩНИК
Здрасьте, здрасьте, друзья дорогие!
Наконец-то настала пора!
Установки теперь все другие,
И мы тоже не те, что вчера!
На исходе двадцатого века,
Хорошо потрудившись в борьбе,
Кой-какие права человека
Можем смело позволить себе!
А излишний надзор и опека
Ни к чему в нашей дружной семье-семье-семье!

Илья на свободе. Его встречает Алена. Его встречают друзья.
Опять собралась компания на московской кухне.
И даже - дружное: "О-о-о!"- появился Вадим,
шикарный и заграничный.
ВАДИМ
И снился мне большой кошмар,
Как будто наяву
Я никуда не уезжал,
В Париже не живу
И не имею за душой
Рено и шевроле,
А только этот рай земной,
Ценой в сто сорок ре.

ИЛЬЯ
Джан, джан, джан...

ВАДИМ
Вай, вай, вай...

ИЛЬЯ
Ждал, понимаешь, Мирей Матье...

ВАДИМ
Бат приехал ай. Господа, что у вас происходит?

ИЛЬЯ
У нас революция, мсье.

ВАДИМ
Как тогда?

ИЛЬЯ
Абсолютно. Земля крестьянам, власть Советам.
Верхи еще хотят, но не могут, низы могут, но еще не хотят.

ВАДИМ
Ну, и где же ваш Распутин?

ИЛЬЯ
В Сибири, чистит Байкал.

ВАДИМ
Но Зимний вы уже взяли?

ИЛЬЯ
Нет, но Романова скинули.

ВАДИМ
А кто же у вас выступает в роли Ленина?

ИЛЬЯ
Как кто? Ульянов, разумеется, кто же еще?

ОБА
Ну, как у вас дела насчет картошки?
Насчет картошки? Насчет картошки!
Она себе становится на ножки!
Ну, слава Богу! Я-таки рад за вас!
Север, юг, восток и запад.
Север, юг, восток и запад.
Север! О-о! Юг!

Вадим достал было разноцветную бутылку,
но тут Алена вынесла ту самую, с бумагой и подписями.
ВАДИМ
Господи! Уцелела...
Слушайте! Слушайте, слушайте все!
Леди, синьоры, мадам и месье!
Узнаете ли вы этот предмет,
Спрятанный нами на десять лет
С некоторой бумагою,
Подписанной нами с большой отвагою!
Лет через двести наши биографы
Дадут миллионы за эти автографы!
(Сверяет подписи с наличествующими).
Ты? - здесь. Ты? Тоже здесь. Ты. Ты...
Вот и я. А где же... Братцы!..

ИЛЬЯ
Читай!

ВАДИМ
Габай... Илюша Габай.

ИЛЬЯ
Отбыл срок, вернулся, через год покончил с собой.

ВАДИМ
Делоне Вадик...

ИЛЬЯ
Отбыл срок, затем вынужденная эмиграция,
там и умер тридцати пяти лет от роду. Очень тосковал...

ВАДИМ
Галансков Юра...

ИЛЬЯ
Получил семь лет, там и умер, за год до конца срока.

ВАДИМ
Марченко Толя...

ИЛЬЯ
Имел четыре срока и ссылку, в сумме лет девятнадцать.
Там и погиб в Чистопольской тюрьме. В 86-м году.

ВАДИМ
Тоша Якобсон... Гриша Подъяпольский... Ира Каплун...
Саша Галич... Вика Некрасов...

ХОР
Вечная память.
Вечная память.
Память во веки веков.
О, как жестока, темна и безумна
Наша дорога к свету дневному!
Но терпеливо и неуклонно
С каждой утратой все ближе заря.
Вечная память.
Память во веки веков.

http://vadim-delone.narod.ru/Delone/main/moskow.htm

Поиск

Календарь

«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архив записей

Я в жж