Авторская песня (история и современность)

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

ИЗБАВЛЕНИЕ


история января-апреля 2004 г.

Я решил, что начну на своём примере рассказывать о том, как Устинов избавлялся от мальчиков, свидетелей его "святой любви" и которые решались рассказать об этом. Вскоре появятся ещё истории других ребят, которые попали в такую же ситуацию как и я.

Опять придётся всё вспоминать и рассказывать, жуть... Но ничего, переживу.
Текст этот очень сложный, так что я его периодически буду корректировать и пополнять.

Устиновский "питомник" невероятно огромен. Некоторых "Тропяных" Юркина "любовь" не коснулась, некоторым это даже понравилось и они сами стали такими же. Кто-то вырастает и понимает, что с ним сделала Тропа, какой ценой они заплатили за хорошие её стороны. Но большинство пытается замять у себя внутри всю эту мерзость, многие никому об этом не рассказывают. И их всю жизнь мучает этот душевный гнойник, эта гадость. 
Народ, сейчас прекрасный шанс для всех, кому Устинов испортил жизнь своей "любовью", прекрасный шанс объединится. Один я ничего не смогу с ним сделать, а вместе, мы навсегда избавим мир от осквернителя, "бедагога", спасём десятки ребят. В конце концов, это единственный шанс очистить душу от этой мерзости, на мой взгляд.

Я зачем-то отошёл от темы, прошу прощения. Теперь по делу и только по фактам:

Пожалуй, без предыстории не обойтись:

Когда я жил у Устинова я себя очень ненавидел, всё время чувствовал себя виноватым, иногда мною овладевало желание умереть (меня останавливало то, что моя смерть сильно ударит по личный репутации Устинова). К концу декабря это моё "желание" переросло в т.н. "приступы" (во время этих приступов я был абсолютно невменяем, лез в петлю, хватался за острые предметы, что только я не делал чтобы умереть, бил себя, обзывал, в общем - "псих"). Устинов мне объяснил, что во всём виноваты мои родители, что мои "приступы" из за того, что мама с папой за мной не усмотрели, не приняли мер, когда я несколько лет назад упал с яблони.

В начале января мне надо было ехать домой, Устинов знал, что мои "приступы" проявятся дома и написал родителям бумагу за подписью и печатью содержания типа: "если ваш ребёнок вдруг наглотается таблеток - вы не удивляйтесь и не пугайтесь, у него это каждый день, он просто с дерева когда-то упал, а тётя Магнитская ему поможет".
Устинов думал, что мой отец, прочитав такую бумагу, с радостью отдаст невменяемого сына чужому дядьке и какой-то Магнитской, чего, разумеется, не произошло. 
Я понял, что меня к Юрке не отпустят, что мои приступы всё испортили. Я в истерике звонил Устинову: "они меня не отпускают! они сомневаются в том, что ты не виноват! Юрка, спаси меня!". Юрка приехал, мне опять захотелось умереть... и я это сделал, почти...

По закону РФ, бригада скорой помощи (которую моя мама всё-таки вызвала, не смотря на слова Устинова типа: "его ведь в психушку заберут") обязана была меня отправить в реанимацию, затем в больницу. В больнице меня осмотрел психиатр (отнюдь не знакомый моей мамы), он увидел, что мне по-прежнему хочется умереть, что я хочу ТОЛЬКО к Юрке и решил, что мне надо в стационар.
В "психухе" быстро разобрались, что я не псих.

Итак, основная часть:

Когда я вернулся домой (7 февраля), врачи мне запретили общаться с Устиновым. Мне на их запреты было наплевать, я позвонил Юрке. Мы с ним "мило" поговорили, он мне объяснил, что меня дома убивают, что мне срочно нужно обратно на Тропу.
Я начал ругаться с отцом, он мне пытался объяснить, что мне надо потерпеть, что начали всплывать подозрительные детали. Я прекрасно понимал, что это за детали, но я был уверен, что Устинов хороший, что его "любовь" действительно святая. 
Устинов понял, что мне могут переубедить, объяснить, что педофилия - это не очень хорошо, то есть очень не хорошо. Тогда он основательно решил любой ценой вытащить меня из семьи. Он знал, что я хочу к нему, что я от него завишу - поэтому мы с ним договорились подавать на моих родителей в суд и лишать их родительских прав (это единственный способ вынуть меня из семьи). А чтобы подать на них в суд мы придумали, что меня дома бьют, унижают, плохо обращаются. У меня опять появилось что-то подобное тем "приступам", опять психушка...

Устинов всеми силами пытался вернуть меня назад, на всякий случай.

В начале апреля у Устинова возникли подозрения, что я могу проболтатся о его "любви". Тогда "Юрка" начал действовать конкретно.

Ему надо было обесценить в глазах окружающих мои слова. И он объявил всем, что у меня "новое состояние сознания" - то есть моё сознание изменили в психушке и в мой мозг вселили ложь и клевету. Хитрый шаг, особенно после моих двух месяцов стационара. Это его стандартный метод, он часто детей объявляет ненормальными. П. из Туапсе - тоже у него был психом.
Но почему же мои родители позволили ненормальному сыну идти в прокуратуру? Есть четыре объяснения: 1. Моей маме угрожали в налоговой, сказали, что если вы с помощью сына не посадите Устинова мы вас арестуем (или что-то типа того, главное что в налоговой), ну а моим плохим родителям важнее деньги, чем сын, так что они согласились. 2. Мой отец ревновал меня к Устинову. 3. Моему отцу угрожал КГБ. 4. Моя мама просто влюбилась в Устинова, а тот не ответил ей взаимностью, поэтому она решила ему отомстить (так же он объяснял ребятам, почему против него в своё время пошла Маргарита Терехова).

Ребятам он объяснял, что мне НЛП сделали. Что меня зомбировали монстры-"шадисты"-родители.

Ещё одно объяснение, почему я вдруг пошёл против Устинова - я перечитался антиустиновской прессы и решил (на всякий случай, вдруг всё что там написано - правда), "убить Юрку". А мои глупые родители мне поверили.

В общем, широкий ассортимент вариантов, не нравится один - можете выбрать другой. Кому что нравится. Кто верит в всемирный КГБ-шный заговор против Устинова - для них вариант, что КГБ провела надо мной НЛП. Кто верит в то, что "Путин продолжает советские традиции по истреблению демократов" - значит это по заказу Путина на мою маму натравили налоговую и т.д.

Все верили, что ребёнок псих и его слова нельзя принимать всерьёз. А многие просто считают, что человек пишущий "такие песни" не может быть педофилом. 
Да и, на самом-то деле, кому люди будут верить - великому педагогу--новатору или какому-то монстру-мальчику-психу? Я думал, нас поставят в равные условия, меня хотя бы выслушают. А все: "знать тебя не желаем! Устинов ни в чём не виновен".

Вот такая у меня история...

PS.
Я раньше думал, что на Тропе я приобрёл настоящих друзей. Но друг познаётся в беде, после всего, что со мной случилось никто из "Тропяных друзей" со мной просто не разговаривает.
Я ждал поддержки, помощи... Мне не обязательно верить - верить в это очень трудно, трудно признать, в какой мерзости ты замешан. Я не ждал, что все мне поверят, но я думал, что кто-то мне поможет, останется со мной другом. Обидно...

Когда в 2002 году против Устинова пошёл мой хороший друг П., у меня небыло к нему ненависти, я хотел ему помочь (я не думал помогать ему "вредить" Устинову), я хотел остаться друзьями. А все остальные ребята его возненавидели. Было обидно и жалко.

5 июня 2004 г.

Скоро на сайте появятся истории других ребят, попавших в такую же ситуацию с Устиновым. Хотя в этих историях особого разнообразия нет, одного-двух рассказов, я думаю хватит.

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Архив записей

Я в жж